10 тыс. 800 м.
Фев 16, 2017 / TRAVEL

Мы вылетели в 9.30.
Самолет взлетел резко, будто пластырь сдернули с кожи. Уши немножко заложило, захотелось воды. Я сидела с незнакомым номером журнала аэрофлот и русским мужчиной (в самолетах всегда актуально указывать национальность), поэтому показывать свои эмоции мне было некому. Когда я перевернула страницу, то увидела что бумага пошла волнами. Это от моих вспотевших кончиков пальцев. Мне всегда страшно летать. Я провела в воздухе чистого времени на трое-четверо суток (а может и неделю уж), но не избавилась от своих страхов. Классический пример аэрофобии — я постоянно сконцентрирована на звуке двигателя в самолете. Понимаю, что двигателя я не очень-то и слышу, это всё внутренняя вентиляция.
Хорошо что крылья самолета больше не колышутся, их делают теперь такими крепкими, что они не дрожат. Дрожу только я.
Стюардесса — невероятная красавица, красится как бьюти-богиня, держит голову высоко, улыбается искренне. Её зовут Настя, мне хочется с ней разговаривать, но между нами веселая русская женщина, спящий русский мужчина и моя аэрофобия. Я мало разговариваю в самолетах, предпочитаю молчать и дышать глубоко.
Со стороны никому и в голову не придет, что у меня ледяные пальцы ног и мокрые ладошки, я выгляжу надменно даже с прыщами на лице возле иллюминатора.
Бодрый голос пилота сообщает, что прилетим мы в 12.10, это 13.10 по местному времени. Наша высота 10 800 м, температура за бортом -63 градуса.

Час. Один час преодолела. Мой ручной браслет предлагает встать и походить. Это советуют и бортовые журналы и статьи как преодолеть боязнь полетов.
Но я не понимаю как люди ходят на высоте 11 тыс. м. Я себя даже не отстегиваю ремнем.
Около 30 минут требуется чтобы самолет вышел на нужный эшелон, столько же нужно для полной посадки. Я очень много знаю о самолетах. Это значит, что ещё минут 40 и мы будем спускаться с облаков на территорию другой страны.
Раньше требовалось несколько недель, чтобы добраться сюда. Сейчас это 2 часа 10 минут безопасной дороги на скорости 800 км/ч.

Я взрослая женщина, если бы моя жизнь сложилась иным образом, я бы уже объясняла своим детям, что летать не страшно и гладила бы их по голове холодной рукой. Я очень много знаю о самолетах, мне есть что им рассказать.
В середине полета ко мне пришел Дима. Я повиновалась требованию моего браслета размяться и прошлась вместе с ним по самолету. Гуляя между кресел я решила, что на мне бы очень красиво сидела форма стюардессы.
Летать очень страшно, но это так завораживает.