ЭКВАТОР
Июл 03, 2018 / ME

Опять поздно вышла с работы. У нас на доске позади меня маркерами написано «уходи с работы в 19:00», а я всё больше и регулярнее пренебрегаю этим указом закапываясь в электронные файлы. Вот этот проклятый двадцать первый век! Это в бумагу можно закопаться, а с цифровыми файлами что можно сделать? Заоткрываться? То тут доделать надо, то там сконцентрироваться, то просто в тишине хочется что-то сформулировать по делу, так и набегает на часах 19:20, 19:30, 40, 50…
К моменту моего ухода вокруг метро концентрация людей снижена до минимума трудового дня. Торговки черешней и цветами сбывают товар по скидке, повар в шаурме не насаживает мясо на новые порции, собаки лениво лежат на газонах, не переживая что торопящийся с электрички пролетариат их затопчет. Магазины у метро выключают свои записанные на диктофон зазывания.

Вагон укачивает из стороны в сторону, воздух трется об обшивку вагона, заваливаясь в открытые форточки. Сначала в метро кажется очень громко, потом эта громкость затмевает все происходящее вокруг и убаюкивает, как единственный монотонный звук. Стой и дремли сколько влезет, к тому же уже поздно, вагон свободный, не нужно тыкаться носом в чью-то подмышку. Смотрю в центр вагона: сидит старик. В конце вагона мать укачивает плачущего младенца, который внимательно ищет картинку за черным окном подземного поезда. Я также наивно ищу картинки и истории, обычно. Между этими двумя людьми целая длинная жизнь разницы.

Люди вокруг морщатся от писка человеческого детеныша. Я его не слышу, у меня свои мысли и музыка в ушах, могу только определять его плачь по искривленному лицу, трясущимися руками матери и недовольным лицам окружающих.

Моя жизнь как и моё тело ближе к старику, который еще немножко походит тут, поездит в метро и ляжет отдыхать от прогулки длинною в жизнь.
Дорога, предназначенная мне, пролегает сейчас где-то около экватора. До него еще чуть-чуть, экватор уже на горизонте, но я всё равно не могу определить вершина ли это. И если это не она, то где моя вершина, и есть ли она вообще на моем пути? До экватора залезть успею на свою вершину, или уже после придется костьми греметь и с одышкой взбираться вверх?

А вдруг моей вершины вовсе нет? Нужно ли мне считать себя ленивым неудачником из-за этого? Нет, наверно. Обычным тоже должен кто-то быть. И ничего постыдного в этом нет. На всех звезд на небе не хватит, чтобы их хватать. 

Смотря на стариков я думаю, что мне срочно нужно не упустить время и еще хоть что-то сделать.
Смотря на младенцев я думаю кем они будут, какие истории приключатся с ними. Исполнится ли ему когда-нибудь лет двадцать? И за что он будет топить в этом возрасте? А ещё, если бы я начала заново, изменила бы я что-нибудь? Поставила бы себе какие-нибудь цели?

Я пришла к выводу, что от центра вагона к его концу я наблюдаю всего лишь большой мазок картины человеческой жизни. Сначала ты орешь ничего не понимая, потом считаешь что понимаешь все на свете, потом просто орешь, а потом уже и не орешь и ничего не понимаешь. Все комбинации. Потому что в отличии от нас природа пробует все варианты.

И вот стою я в этом тусклом вагоне, смотрю на бетонные стены и толстые канаты проводов и думаю, что на работе делаю такое количество расчетов, статистик и анализов, а воронку своих достижений никак посчитать не могу. Сапожник не то что без сапог, а даже без стелек…