Москва
Апр 06, 2017 / ME

​Рельсы, рельсы, шпалы, шпалы, едет поезд скоростной Нижний Новгород — Москва. Складываю голову Диме на плечо, поправляю наушники. У меня был бешенный день, я встал в 6 утра, собрала рюкзак, сходила на работу на полдня и примчалась вихрем на вокзал, чтобы уютно разместиться в синем кресле Стрижа. Мне не хотелось думать, планировать или что-то соображать. Вечером нас ждал концерт Мумий Тролль, а до него было два часа свободного времени, чтобы выпить пива, бросить вещи и умыться после поезда. Я выполнила всё в указанном выше порядке.

Всю дорогу мы смотрели какой-то сезон «Как я встретил вашу маму». «Подсадить» на него Диму мне удалось только со второго раза. Когда я показывала ему первую серию — он кривил лицо и каждые 3 минуты просил выключить. Культура сериалосмотрения приходит с опытом и временем, её нельзя постигнуть с первой серии.

В Москве нас ждала чудесная Маша. Я всегда рада увидеть Машу, потому что она — олицетворение доброты, внутренней гармонии и терпения. Наверно поэтому к ней прибился мой противоречащий сам себе брат.

Дима взял меня за руку и мы спустились на станцию Выставочную. Конечная станция у нас была Мякинино – 40 минут в дороге, как показывало приложение «Яндекс.Метро».

Я уже была раньше в Крокусе (командировка на выставку), но не была в концертном зале. Мне предстояло первый раз в жизни увидеть такое большое развлекательное помещение. До этого я никогда не посещала масштабных концертов (у меня пониженный интерес к музыке из-за отсутствия музыкального слуха), и рот у меня открылся сам собой при повороте головы от сцены к зрительному залу.

Илья Лагутенко вылез из контейнера для перевозки грузов морскими судами. Зал почему-то вел себя тихо. Те мелкие группы, которых я ранее одаривала своим вниманием, играли в маленьких барах, и шум там стоял такой, что не было слышно даже собственных мыслей. А тут я иногда слышала какую-то тишину, в которой звучал только голос Ильи. Для меня это было странно, я ожидала бесконечного движения зала и бури эмоций, возможно, они просто замирали от восторга.

Шоу было великолепным, зрелищным. Люди были горячими, и их было много. Я знала 70% песен и могла подпевать. Дима знал 98% и почему-то большую часть времени молчал, держа руки у меня на талии, даже когда я скакала вверх-вниз.

Из зала я вышла с гудящими ногами (а обычно у меня гудело только в ушах), забралась на диван и скинула кроссовки. Было уже поздно, чтобы куда-то идти дальше, поэтому мы ждали когда схлынет основная масса народу и мы будем двигаться домой.

Каждую мою поездку в Москву я испытываю невероятное восхищение наблюдая за огромным комплексом Москва-Сити. То его лижет закатное солнце, то его обнимает густой туман, то раскрашивает во все цвета синего чистое небо. Любуюсь им каждый раз, хоть и вижусь с ним с удивительной регулярностью. Совершенно не надоедает это высоченное вертикальное стекло.

Мы сидели на кухне с моим родственниками, они курили одну за другой сигареты, от чего мы с Димой задыхались и хотели вылезти в форточку. Тётя Нина спрашивала у меня, где бы я больше хотела жить – в Питере, или Москве? Почему-то последнее время у меня очень часто спрашивают об этом. Жаль только, что просто спрашивают, а не вручают билеты и ключи от квартиры. Ответ был всегда един – Москва. Я из тех странных и малочисленных людей, которые не любят Питер. Потому что в Москве Питер есть, а в Питере Москвы совсем нет. Да и вся эта тонкая душевная организация меня выводит из себя. Я люблю когда всё четко и только по делу. Поэтому Москва – one love. К тому же из Москвы проще всего уехать из страны…

Как и подобает весне — мы повидали все времена года за эти выходные. Нас завалила снегом зима, полила дождем осень, пожарило летнее солнце, и намочила ботинки сырой грязью классическая весна.

Было хорошо. Хорошо, как и всегда в этом городе. Мы катались волнами по городу, то спускаясь под землю, то залезая на смотровые площадки. Пили и ели только то, что хочется. Маша приносила из магазина хрустящие круассаны, делала творожный крем с бананом под самое утро и даже позволила мне ложкой слазить в банку с нутеллой! Антон выбирал для меня самое интересное пиво в баре, бургеры с самым вкусным соусом и лучшие позиции из меню Сербской кухни. За эти четыре дня мы словно провели лето у позволяющих всё на свете родителей. Нужно ли говорить, как нам было грустно залезать в обратный поезд?​